Наталья (natalya_kiriche) wrote,
Наталья
natalya_kiriche

Умка и Броневик. Хорошо, что приехали.

Штампы – страшное дело .Мне не приходит в голову никакого другого начала, кроме как: «Вчера в Красноярске, в клубе «Ринг», состоялся концерт легендарной группы «Умка и Броневик».
Но так начинать совсем не стоит. Умка и ходульные штампы – это позорно несовместимо.
Тем не менее, концерт был. Сегодня будет еще один – акустический.

Я рекомендую слушать Умку в электричестве. Умка в электричестве – это драйв, это шоу, это необыкновенно сильный голос в сочетании с захватывающей музыкой – сочетание? Нет… Там одно растет из другого, перехлестывается, сливается в гармонию. Я не всегда отличаю, где Умка, а где уже – соло-гитара.
Умкин голос – звонкий, сильный солнечный голос.
(Моя подружка, которая впервые была «на Умке», спросила меня обалдевшим шепотом:
- Наташ, я не поняла, а зачем ей вообще микрофон?)
Опять же, о музыке группы. Я ни черта не понимаю в музыке, поэтому обычно слушаю только слова. Музыкальное сопровождение идет фоном, и ничего, кроме мелодии, не вызывает у меня интереса.
Есть группы, где я музыку начинаю СЛЫШАТЬ. Таких групп мало.
Есть группы, где музыка меня ВСТАВЛЯЕТ – таких совсем мало. «Пинк Флойд», «Пикник», «Металлика»… Еще кто-то – пара-тройка, не больше…
И «Броневик».
Когда они выступают, я срочно вспоминаю, что рок – это все-таки не совсем «стихи под три гитары и ударники».

Напоминаю, кто забыл. Сегодня акустика.
Я рекомендую слушать Умку в акустике.
Умка в акустике в это время года хороша необыкновенно.
В какое ЭТО время года?
Да в любое. Что вы, прямо. Вы что, не знаете, какие у нее стихи? А какое у нее обаяние? Идите смотреть и слушать, чего вы ждете еще?
Сидит на стульчике худенькая женщина, похожая на воробушка, держит на коленях маленькую гитарку, берет самые простые аккорды и это гораздо сильнее, чем потуги какой-нибудь «молодой талантливой» «типа роковой» херни вроде этих толстых… ну вы знаете, называть не буду… Такие, у них еще вокалист с тоскливым блеющим голосом и название идиотское. Я их не люблю. И э т о г о, который похож на суслика под током и половину согласных проглатывает, тоже не люблю. А вроде он и по сцене скачет – выкладывается, стал быть. Старается. Вроде группа позади него много разных громких звуков издает. А все равно – неинтересно.

Умка для меня – это человек, свидетельствующий, что МОЖНО.
Занаете, как это? Вот есть много условий и много игр, предполагающих эти условия. Немножко «например»:
Тебя услышит много-много пипла, если тебя возьмет за ножки на ручки большой дядя-продуссер, и станет раскручивать! Раскручивать! А потом, раскрутив, ОТПУСТИТ.
Иначе нельзя.
Вообще, самое важное для творческой личности – чтобы тебя услышало много-много пипла, и надо обязательно этого добиться любыми средствами.
Иначе и начинать не за чем.

С Умкой все получается наоборот не так, и вовсе по-другому.
А как?
А я не знаю. Но еще десять лет назад на вопрос «кто такая Умка?» любой человек из нашей кемеровской (!) компании мог пульнуть в ответ очередью цитат. Кто-нибудь в 96 году «раскручивал» Умку? Ее песни играли по радио? Ее показывали ТВ-программы? Таки нет.
Зато по стране бродили записанные на кухнях кассеты, на которых некая девушка странным детским голосом то пела, то кричала. Гитару было не слышно, слова разбирались плохо, но пусть лопнет моя голова, если это кого-то волновало.
Кто она такая? Как она выглядит? Откуда она вообще?
Никто не знал. Умка. Из Москвы. И? Ну и все. А что еще надо? Да ничего… Перепиши мне кассету.
Стопятнадцатая копия. Что там записано – вообще почти не слышно. Но это уже не важно – все содержание кассеты тебе в ухо наизусть проорала подружка Женя на трассе Кемерово – Томск.
Трасса была длинная, поэтому ближе к Томску ты уже довольно уверенно ей подпевала.
Так что слова ты уже знаешь.
Песни запоминались моментально. Для того чтоб их спеть, не требовалось особого мастерства, зато приветствовался энтузиазм. Принципиально не накрашенные девчонки и хайратые мальчишки в дареном бисере грели друг друга плечами в круг и радостно вопили: «Привет, мой герой!» или «Правая нога», и знали: тут все свои. Все знают слова.
Вы догадываетесь, как это важно в 18-25 лет, чтобы вокруг были «свои»?
Одинокими волками по-настоящему становятся сильно потом…
Зануды говорили, что девушка с кассеты не умеет играть, и петь не умеет, и записано погано, и вообще… Что именно – вообще, выяснить так и не удалось. Занудам возражали, что вон Окуджава тоже не умеет играть на гитаре, и хули?
Да кто их слушал, зануд…
В том мире, который проглядывал солнечной улыбкой или кислотным дождем капал бумагу (переписывали в тетрадку, переписывали – а как же!), было МОЖНО.
Или нет?
Или не так?
«Я такая, не потому, что это можно,
а потому, что мне повезло». (с)
Да, пожалуй.

Если песни должны быть услышаны – они будут услышаны. Тут не роляет – есть раскрутка, нет раскрутки… Если твои песни нужны миру, мир сам найдет, как их «раскрутить». Песни просто включатся в матрицу бытия.
Их будут знать все и помаленьку, песни будут жить себе сами, гулять от гитары к гитаре и возвращаться, сделав круг.

В прошлом году я читала чей-то пост, там паренек скорбел по старому рок-н-рольному звучанию, и жаловался, что шибко тяжел стал «Броневичок».
Ну, да. Играть стали жестче. Но мне кажется, ребята просто наконец нашли, как им собственно надо звучать.
Новое звучание группы гипнотизирует, топит в звуках, пробирает до невозможности вдохнуть, до холодных мурашек. С каждым концертом это слышно все сильней.
Когда вышел альбом «600», я подумала: «После такого нельзя сделать лучше».
Мне было страшно его слушать. Я все равно слушала снова и снова. Там были вопросы.
«Где-то за большой рекой,
Говорят, такой покой,
Не махнуть там и ресницей,
А не то что бы рукой!»

«В зеркало посмотрев,
Видишь, они стоят!
Это не подогрев, это какой-то яд!
Видишь бескрайний край,
Свой черно-белый рай»

Вот следующая пластинка. Она называется «Ничего страшного»
Это ответ на страшные вопросы.

«Наши старые мысли останутся в старом году,
Наши старые жизни останутся в старом году.
Наше старое дело останется в старом году,
Наше старое тело останется в старом году.»

«А может быть это лишь ход вперед,
Туда, где сидит бесконечный кот,
Туда, где сидит самый главный кот
На главной крыше.»

«Пока я сама не пойму, что случилось
Я и вам не смогу объяснить.
Какая-то штука под шкаф закатилась
Порвалась какая-то нить
И нам предлагают сдаваться на милость
И встречу нельзя отменить,
Но ничего страшного! Ничего страшного нет.
Ничего страшного!
Ничего страшного нет!»

После «Ничего страшного» я неожиданно для себя поверила, что действительно живу не первую жизнь и проживу еще одиннадцать тысяч. И мне стало слегка досадно, что я не помню свои прошлые жизни.
Сразу после прослушивания я была абсолютно уверена, что все – именно так и есть.

В общем, резюмируя.
Пока на нашей типа рок-сцене какие-то люди неопределенной музыкальной ориентации поют ритмичные песни про свои многочисленные половые проблемы, Умка приезжает, выходит на сцену, и за эти два часа я вспоминаю, что песня не должна только «смешить и веселить», как сказал покойный Цой. Музыка иногда должна все-таки призывать немножко погромить Зимний Дворец. В собственной голове, например.
Или хотя бы попытаться порядок навести. Стряхнуть с ушей разноцветную пыль.
Надо, ребята. Иногда правда надо.
Subscribe
promo natalya_kiriche march 16, 2015 17:49 477
Buy for 10 tokens
Ты сказал, что я нетерпелива, Ты прав на все сто, но сначала надо меня понять. Я тороплюсь листать вперед, потому, что у меня мало времени, и много книг. Представь себе, как это. Я открываю книгу, и мне ведь нужно понять, стоит ли ее читать а для этого нужно пролистать вперед. Обложка может…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments