Наталья (natalya_kiriche) wrote,
Наталья
natalya_kiriche

Categories:

Не в те ворота

Ужас подросткового суицида я вижу в том, что этот суицид - не взрослый.
Не о том я сейчас, что "молодые гибнут", нет. О том я, что суициднувший подросток, или даже ребенок, не всегда понимают, что они действительно умрут. Умом, теоретически - знают, а принять еще не умеют. Поэтому лезут в те ворота, куда им на самом деле не хочется. Подросток не осознает свои желания и действия настолько же адекватно, насколько взрослый. Подростка проще соблазнить "эстетикой", и тогда безумно велика вероятность того, что несчастное дитя просто захочет сделать красиво и трагично. Или же совершит компульсивные действия, "чтоб узнали папа с мамою" и в школе - совершит рывком, как в том самом детстве сигают с высокого забора или прыгают с размаху в лужу. Они не способны осознать, что правда умрут.

Подростки, совершившие попытку суицида, и выжившие, как правило, говорят, что это и не суицид был, а шутка. После того, как откачают, он так и не поймет, что не играл. Он думает про себя: ну как, как я мог бы сделать это всерьез. Всерьез это делают Сильные Крутые Люди; у них - получается. А я просто... дурил.

Но могут-то и не спасти.

Я сейчас не про истериков, которые наелись глюконата кальция на глазах у благодарной публики, и после годами рассказывают, как почти умерли, да вот люди спасли.

Даже несколько серьезных попыток в ощущениях самого суицидника-ребенка - эффектная игра.

Взрослый, идущий на суицид, либо болен, либо поставлен в невыносимые условия, и четко понимает свои цели. "Умереть красиво и назло" стремятся психически не очень здоровые и инфантильные взрослые - по сути те же подростки. Бывают подростки и за полтинник.

Я бы хотела рассказать, как это непонимание цели и последствий работает в ребенке-суициднике изнутри. Расскажу жутковатую историю от себя лично.

Только через много лет, сильно за тридцать, я перестала хихикать над собой, отрицать, и признала, что мои действия были полноценным суицидальным эпизодом. Понимаете? Годы шли, а я все не могла не отрицать, защищалась от проблемы. Естественно, потому и были повторы уже в более старшем, и даже взрослом возрасте. Подросток, идущий на суицид, внутренне чувствует только, что он так "балуется", в этом самое ужасное и есть. Сунь руку в огонь - балуйся, деточка.

Мне было одиннадцать лет.
Летом у матери начнется дебют - бред преследования и голоса, но тогда еще, зимой, ее состояние не признавалось, как безумие, и все сидели тихо.
Так что - да, была зима.
Где была в тот вечер мать, я не помню, возможно, она еще работала. Но, может, она спала. Таблетки ей тогда выписывали довольно серьезные. Я так и не поняла, как ее состояние оценивалось до дебюта - знаю, что Блейера ей поставили еще за семь лет до первых голосов.
Что-то от нас с сестрой скрывали, что-то - нет. Обстановочка была самая нездоровая. Взрослые на нас часто срывались. Я помню, что попытка отравится была совершена после ссоры с папой, но теперь-то я знаю, что меня доконало просто все. Все, что происходило дома.

Подросток не в состоянии адекватно оценить ситуацию вокруг себя, не говоря уж о попытках искать выход.
Ребенок, младший подростковый возраст- еще хуже. Он в плену у взрослых. Многие его попытки выйти из кошмара взрослыми же и обрезаются, порой жестоко.

Батя меня за что-то выпорол, и ушел в баню мыть младшую сестру, пообещав, что когда вернется - добавит.

Я поплакала, а потом, не говоря с собой ни слова... без внутренних монологов типа "а вы узнаете"... Вообще без каких-либо размышлений... достала аптечку. Справа были наши лекарства, а слева - строго запрещенные мамины. Я знала, что они крайне опасны. Вот туда я и полезла. Таблетки, которые я глотала, назывались "Аминазин", я проглотила две и остановилась. Стала смотреть на стрелки будильника. Будильник был зеленый, круглый, а стрелки черные на белом. Сытенькая часовая и стройненькая минутная. Они не двигались. Ничего не происходило. Так же без размышлений я проглотила и третью.

Через некоторое время из бани вернулись отец и сестра. Он мыл нас строго в трусиках, сам не снимал белья, так что даже не пытайтесь. В бане без взрослых или с одиннадцатилетней девочкой шестилетке делать нечего. И вот он вернулся; а меня уже стало покачивать... Но я ничего не сказала, а пошла в баню. Нет, это не то. Не может быть - то. Я трус и выпила так мало таблеток. Я не думала, хочу умереть или не хочу, мне было несколько неловко за свой пафос, и все. Потом стало вообще не до пафоса, потому, что я начала выключатся.

А это я уже стояла голая возле выварки с кипятком. И на секунду мне стало ясно, что сейчас я усну лицом в этот кипяток. Меня туда валит. И - что это неважно, что ли. Что хоть в кипяток, только спать.

Как я увернулась от выварки, не помню. Так же, без мысли, я встала с пола, ухитрилась надеть халатик (всю остальную одежду и обувь я бы не смогла даже найти), и прямо по снегу вышла идти домой. Я не собиралась жаловаться и искать помощи. Я собиралась лечь спать в свою кровать.

И тут, похоже, меня вырвало. Я так думаю по двум причинам. Первая: я жива. Три таблетки этого дела должны были меня прикончить. Но я жива. Второе: помню какой-то снег у лица и горько.

Вошла в дом. На пороге меня встретил отец. Я его почти не видела. Жующим, вялым голосом я выговорила: папа, прости, я хочу спать. Меня не задержали и не будили.

Ночью я вдруг ни с чего резко вскочила и зажгла свет. Как будто я страшно опаздывала. Долю секунды я даже будто и помнила, куда собралась. Но сразу забыла, постояла, пожала плечами и легла обратно. В школу на другой день я не ходила, так как проснулась только вечером - не будили и не трогали. И лишь позже мать ласково, тревожно, тихо, спросила: Наташа, а ты случайно не брала мои таблетки? "Нет" - с честными глазами ответила Наташа, и ее оставили в покое.

Что мы имеем.
Когда я все это проворачивала, я не понимала, что совершаю суицид.
Позже я не понимала, что совершала попытку суицида.
Это не то. Разве это то? То - это под поезд. Это с водокачки сигануть. Это выпить всю, что есть в аптечке. А я... я стыдилась своей выходки и посмеивалась над ней. Но не понимала, что сделала.

И так - дети, подростки. Не понимают. Стыдятся - да. Хвастаются - да. Хорохорятся. Но не врубаются.

А теперь посмотрим, как на эту детскую неосознанку действует идеализация добровольного ухода из жизни.

Все эти бледные девы в гробу. Несчастная Яна, убитая гопниками - и немедленно ставшая иконой суицида. Башлачев, скинувшийся после своего отвинта. Я-то помню, как это красиво, как заманчиво - поиграть в "От винта!" и в "Домой!". Понимаете, поиграть - это вроде бы и правда желать себе смерти, всерьез. Но в глубине души думать, что "балуешься". потому, что умирают добровольно - в одиночестве. А тут столько друзей! Суицидные иконы стиля - они как бы друзья в одной крутой игре. Их тени стоят рядом и подначивают. А если рядом компания живых, но таких же ровесников, игра выходит не в те ворота с большой долей вероятности. С большой. Просто их в основном откачивают. Врачи свое дело знают.

Он не выбросился, он вылетел...

Вот за это надо бить смертным боем.

За Шекспира не стоит, за это дрянное нашептывание - ногами. А лучше таблетками и уколами. Чтобы очередная Маруська, тянущая лапки к бритве или таблеткам, узнала, что это не круто. "Вылетевшие" - никакие не герои, а больные люди, жалкие в своей болезни, достойные сочувствия. Не круто. Жалко и грязно.

А это проблема не только родителей. Это всей нашей культуры современной проблема. Рассказывать - но не воспевать. Признавать, но не делить на всех. Следить, учить, развенчивать мифы. Хотя бы объяснять, как можно шире, что такое суицид на самом деле. Что даже слегка порезанная кожица на запястье - это не поза, а сирена. Что подросток не должен стыдится или гордится, и имеет право, а главное, возможность пойти к взрослым. Что - да, когда ты слопал мамин нитроглицерин - это считалось суицидом. И недовершенные самоповешенья - тоже суицид, а не "Я дурил". Взрослые, оторвитесь от своих дел, вас, возможно, ищут дети. Пока они еще ищут. С пятнадцати лет вы уже и не нужны. Некоторым раньше.

Романтики.
Tags: Головология, Дети-дэбилы, Социалка
Subscribe

  • Иногда можно верить и депутатам

    Не поверите, но мне симпатичен Слуцкий! Вот, допустим, обвинения в сексуальных домогательствах. Даже если в них поверить, то как они характеризуют…

  • Быстрый кредит для путника: Грузия

    Ну что ж, как выкрутиться, если вы путешествуете по Польше и у вас кончились деньги, уже известно. Но точно такой же сервис по поиску…

  • Вы в Польше? Вам одобрен кредит!

    Ничто так не портит долгожданное увлекательное заграничное путешествие, как внезапный факт, что денежек-то осталось в обрез... Ведь многие,…

promo natalya_kiriche март 16, 2015 17:49 477
Buy for 10 tokens
Ты сказал, что я нетерпелива, Ты прав на все сто, но сначала надо меня понять. Я тороплюсь листать вперед, потому, что у меня мало времени, и много книг. Представь себе, как это. Я открываю книгу, и мне ведь нужно понять, стоит ли ее читать а для этого нужно пролистать вперед. Обложка может…
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 79 comments

  • Иногда можно верить и депутатам

    Не поверите, но мне симпатичен Слуцкий! Вот, допустим, обвинения в сексуальных домогательствах. Даже если в них поверить, то как они характеризуют…

  • Быстрый кредит для путника: Грузия

    Ну что ж, как выкрутиться, если вы путешествуете по Польше и у вас кончились деньги, уже известно. Но точно такой же сервис по поиску…

  • Вы в Польше? Вам одобрен кредит!

    Ничто так не портит долгожданное увлекательное заграничное путешествие, как внезапный факт, что денежек-то осталось в обрез... Ведь многие,…